Журналистам ряда изданий запрещено даже употреблять словосочетание «пенсионная реформа» — либеральная власть поняла, что ее усилиями слово «реформа» стало означать по-русски «уничтожение», «организация катастрофы».